Удивительное путешествие на другой континент в мир Аяваски

Данный рассказ не является пропагандой или рекламой наркотиков. Я, как автор, против употребления всякого рода веществ (в т.ч. ради развлечения или времяпрепровождения, и особенно необдуманно), вызывающих физическую, психологическую или какую-либо еще зависимость, и какие-либо пагубные воздействия на организм. Сам не употребляю и вам не советую! Но разделяю убеждение, что некоторые виды веществ, изменяющих сознание и не приводящих к зависимости или пагубным последствиям, называемые энтеогенами или психоделиками, могут способствовать проведению психотерапевтической работы или духовному совершенствованию, при их грамотном и правильном использовании.

Данный рассказ решил написать потому, что толковых и развернутых отзывов об аяваске в ннете почти не нашел (точнее, их до обидного мало). Да и просто хотелось поделиться своим впечатлением с другими, и отдать дать уважения этому напитку, вложив свою душу и свое небольшое умение излагать мысли.
Все, что здесь написано, является исключительно личной точкой зрения автора, его субъективным мнением и описанием событий, к-е с ним происходили.)

Так случилось, что, наконец, смог найти предложение, связанное с церемониями аяваски и доступное моему бюджету на тот момент: 12 дней в Перу и 5 церемоний аяваски. Было это в ноябре 2015г. Списался с организатором тура интернационального проекта «Аяваска», оплатил тур, купил билеты на самолет от «Иберии» и стал ждать до назначенной январской даты.

Сразу хочу сказать, что целей у моей поездки было несколько: 1. Проверить мои гипотезы (догадки, наработки) в области психологии (в связи с моим давнишним увлечением ей), касающиеся феноменов катарсиса, психотерапии и подсознательного материала, и кундалини; 2. Попробовать легендарный напиток аяваску и получить какой-то личный опыт (и представление) от ее приема и ИСС, связанного с ней, в т.ч. поработать над собой; 3. И, просто путешествие и знакомство с другой культурой.

Решил за аяваской поехать именно в Перу к шаманам по той причине, что там имеются все условия «сета и сеттинга», шаман там не только выступает в роли профессионального и надежного ситтера, но и является тем, кто имеет знания об аяваске и грамотно их применяет, что обусловлено многолетним опытом и преемственностью поколений, а также потому, что аяваска там является частью культуры и традиций местного населения – они-то знают в ней толк и то, как с ней надо правильно обращаться. Плюс, употребление аяваски и некоторых других веществ в этой стране абсолютно легально и нормально, соответственно, никакого законодательства я бы не нарушил своими действиями.

За неделю до даты поездки перешел на строгую (на мой взгляд) диету, к-я исключала: алкоголь (это рас плюнуть ), любые сыры и колбасы (это уже обидно ), бобовые культуры (фиг с ними ), мясо (естественно), масло и молоко (тоже обидно ), кофе, сладкие и соленые продукты (нет слов ), ну и всякая прочая продуктовая химия. В итоге, можно было (и питался) только: куриные яйца (делал яичницу), курица (вареную), пшено-крупа (делал кашу овсяную на воде с минимумом сахара и соли), рис вареный, макароны, чай, вода, фрукты и овощи (к-х в наше время года не особо-то много), и к чаю что-то, что удовлетворяло вышеназванным требованиям – я выбрал (и думаю, что это) печенье курабье. В общем, так мне надо было питаться неделю с небольшим – до первой церемонии аяваски, ну, и потом до заключительной. Конечно, я пожалел, что поездка у меня была почти сразу после моего ДР, т.к. стол на семейном сборе от всяких вкусностей просто ломился, аж слюнки текли. Но нельзя, значит нельзя. Диета в деле с аяваской является одним из главных правил безопасности, поэтому ее соблюдение очень важно. Правда, все равно, до окончания перелета, я пару-тройку раз незначительно нарушал эту диету.

К путешествию подготовился основательно. К отъезду собрал небольшой чемодан с вещами (как оказалось в дальнейшем, треть всего этого была лишней и зря занимала место). Вылет из Москвы 25 января в 7 утра. В аэропорт приехал ночью заблаговременно, т.к. не хотелось рано утром спешить и опаздывать. Поэтому время до вылета коротал там, благо взял с собой пару-тройку книг, и плейлист в телефоне обновил специально для поездки. 7 утра, ночь, пока не светает, температура минусовая, снегопада, слава богу, нет. Сел в самолет. После взлета я задрых, т.к. устал от бессонной ночи, да и место у окна не досталось, так что смотреть было нечего. Единственно, в аэропорту и в самолете читал, и наконец-то закончил, давно начатую книгу «Провокативная терапия» Ф. Фаррелли и Дж. Брандсма.

Прилетел в 10.50 (кажется) по местному времени (т.к. у них +2 часа к московскому) в Мадрид, поскольку транзит был до столицы Перу именно через него. Пересадку через Мадрид выбрал потому, что шенгена у меня нет, да и заморачиваться его делать до поездки я не хотел. Пока пересаживался и ожидал, обратил внимание на погоду: судя по лучам солнца, небу и растениям, у них (испанцев) сейчас ранняя весна, наверно что-то типа нашей второй половины марта (мартовской погоды). Это было прикольно и удивительно!

Пошел чуток перекусить в Старбакс. Взял черный чай (у них даже эрл грей вкуснее нашего в аналогичном заведении!) и какую-то печенюшку. Присел на диван и стал попивать. Пока пил, обратил внимание на одну семью (муж, жена и маленький сынишка, лет 5-6) неподалеку, к-я играла в карты. Естественно, семья лопотала на своем иностранном языке, а играла, как мне показалось, в «дурака». Но потом, когда пригляделся, понял, что это не «дурак» и вообще ни одна из наших (русских) карточных игр, известных мне; понял, что это что-то «ихнее». Глядя на это, удивляясь и понимая, вдруг мне голову пришла мысль философско-психологической тематики, к-ю я не смог не записать.

«Хорошо, что на земле имеется большое разнообразие культур, т.к. встречаясь с ними, нашим шаблонам восприятия и устоявшимся взглядам наносится некоторый урон, или происходит некоторый разрыв шаблонов, к-й выводит нас из устоявшегося сна обыденности и напоминает нам об отсутствии какой-либо четкой, абсолютной и единственно верной позиции в отношении мира и способов его организации, т.е. об условности и неограниченности (отсутствии четких ограничений) мира – нет ничего незыблемого; он напоминает нам о творчестве – единственно верном инструменте, к-й способен хоть как-то помочь человеку упорядочить мир, хотя бы условно и на время. Это один из шансов выйти за границу некоторых своих социокультурных обусловленностей. Типа: «да ладно! Еду можно и палочками есть, а не только вилкой или ложкой!», – удивление такого класса и пример творчества в таком проявлении.
Да и просто наблюдать чужую культуру приятно, интересно и забавно! Поэтому хорошо, что нет на земле единой культуры для всех, устанавливающей раз и навсегда единые правила, к-е впоследствии будут восприниматься людьми незыблимыми».

Самолет на Лиму, столицу Перу, в 13 часов по местному времени. Летят одни иностранцы, русских мало, наверно по пальцам можно пересчитать. В этот раз место мне досталось у окна (иллюминатора?). Лететь туда не близко, порядка одиннадцати часов. Время от времени в полете фоткал виды ландшафта. Когда начали лететь над Атлантическим океаном было интересно, но поначалу, а потом быстро надоело, т.к. одна сплошная и монотонная синяя гладь внизу и облака, как будто по другой планете плывем. Тогда достал вторую книгу («Путь шамана или шаманская практика» Мишеля Дж. Харнера, давно она у меня валялась на полках, год или даже больше) и принялся читать. Прочитав треть, утомился. В иллюминаторе до сих пор синева. Решил полазить в местной фильмотеке, и занять время, посмотрев фильмы.

Когда, наконец, начали подлетать к континенту, фильмы забросил и уперся в иллюминатор. Момент перехода с океана на сушу я не пропустил. Было здорово! Глядя с высоты сверхптичьего полета на расстилающиеся земли и горы южноамериканских просторов, было некое прикольное колумбовское чувство (подобно средневековым мореплавателям) открытия для себя некого древнего материка со своей уникальной историей и потенциалом, отличного от нашей европейской цивилизации и культуры. Сделал несколько фото.

Прилетел вечером в 18.50 по местному времени (т.к. у них +8 часов к московскому) в Лиму. Снова обратил внимание на погоду: судя по лучам солнца и небу, у них (перуанцев) сейчас было лето, что-то типа нашей июльско-августовской погоды, хотя смеркается очень рано (в 8 вечера уже темно). Тепло как в Труции, когда приезжаешь в нее в начале октября. Прошел все необходимые процедуры, взял багаж и пошел в Старбакс. Через вайфай подключение связался с организатором тура проекта «Аяваска» Алексом, к-й меня встретил и, затем, разместил в номере 3-х звездочной гостиницы. Номер нормальный, для временного проживания сойдет: кровать, стол, стул, телек, вентилятор, тумбочка и пр.

Вечером первым делом сходил в местный магазин рядом с отелем и накупил местных фруктов (диковинных у нас) на пробу. Ужин у меня состоял из них. То, что они были вкуснее, чем те, что обычно за бешенные деньги продаются у нас в магазинах – это факт, даже и говорить не стоит!

А вечером, в 19.30, мы отправились согласно плану в Пукальпу на рейсовом автобусе с комфортом в ВИП-местах. Был, конечно, вариант добраться самолетом, но, во-первых, это было бы несколько дороже, хоть и быстрее, а, во-вторых, время у меня было, да и посмотреть местные пейзажи очень хотелось. Поэтому автобус был самое то. Дорога составила где-то 15 часов.

27 января днем (в час дня) прибыли на промежуточный пункт, не доезжая до Пукальпы, остановившись у местного перуанца, который выращивает растения силы для проекта «Аяваска». Мы поели, а затем отправились на плантацию какао, принадлежащую этому перуанцу. Местность холмистая, поля и леса (джунгли). Спуск занял минут 20-30.

Внизу была небольшая река шириной где-то как наша р.Ока. В ней мы немного искупались, – вода была очень теплой, а дно очень илистым. Затем мы пересекли реку на длинной и узкой лодке, выдолбленной из ствола какого-то дерева. Вышли на берег и дошли до плантации. Там мы гуляли, пока нам устраивали обзорную импровизированную экскурсию. Я попробовал какао. Очень необычная штука!

Погуляв, присели на небольшой поляне среди деревьев. Алекс с перуанцем начали что-то обсуждать, а меня угостили листьями коки. Подсушенные листья, к-е надо жевать. Пока их жуешь, рот и язык начинает понемногу вязать и обдавать холодком, типа мяты. Вкус немного горьковатый у листьев. Эффект: бодрит телесно, снижает усталость, немного расслабляет, может пробивать на говорливость, – грубо говоря, чувствуешь себя бодрячком. Наверно, он (эффект) что-то типа адаптогена. Для того, чтобы эффект был ярко выраженный и заметный, наверно, надо много таких листов сжевать, т.к. сжевав две горсти я почувствовал что-то легкое и не особо явное. Несмотря на то, что это кока, дикого восторга у меня это не породило.

Просидев час, отправились обратно. Снова река и подъем по холмам, к-й был раза в полтора дольше спуска (30-40 минут). Пришли домой, поели. Вечером легли спать.

28 января, проснувшись и позавтракав, взяли такси (нормального вида иномарка, полная пассажиров) и поехали к шаману Дионисию, который много лет работает с проектом «Аяваска», и у к-го предполагалось проводить церемонии. Приехали в место под названием «Кампо Верде» – это уже преимущественно равнинная область страны, так называемая сельва (как я понял). Там лил средненький дождь, благо дождевик я с собой предусмотрительно взял в поездку. Алекс договорился с еще одним таксистом, чтобы он довез нас до «поместья» шамана. Это такси было что-то с чем-то! Просто анекдот какой-то!  Старая, убитая в усмерть, по нашим меркам, иномарка со следами ржавчины по всему корпусу и по порожкам, на заднем сидении сидят три женщины лет 40, в багажнике, помимо наших вещей, тара с кока-колой и инка-колой (похож на наш «маунтин дью», если кто помнит такой напиток), стопки десятков куриных яиц, и еще какие-то вещи-товары. Особенно позабавило, что торпеда у машины была убита напрочь (я такое видел только у наших бесхозных машин, когда они лет 10 стоят и в них всякие подростки по приколу тусят), но зато была аудиосистема с USB-портом и вставленной в него флешкой! Сам таксист упитанно-деревенского вида. Так как машина была под завязку набита, то ехать мне с Алексом пришлось кое-как, уместившись на переднем пассажирском сидении, дверь у к-го изнутри не открывалась. Помимо всего прочего таксист решил еще взять живых куриц, ящик с к-ми он прикрепил с помощью каких-то веревок на крыше автомобиля. После того, как все уселись, мы поехали, причем в буквальном смысле: таксист снял с ручника и машина покатилась вниз под уклон. Проехав какое-то расстояние, он повернул ключ и зажег зажигание, так машина завелась с толкача.

Всю дорогу играла бодрая, заводная и веселая мексиканская музычка (несколько давившая на нервы европейского и неместного человека) на один и тот же лад, что добавляло комичности нашей поездке.  Поскольку лил дождь и мы ехали в сельской местности по глиноземной грунтовке, к-ю размыло, то было много луж, скольжения и, главное, ям и ухабов, на к-х машина подпрыгивала или резко проваливалась, т.к. все пружины (или рессоры?) также были убиты напрочь, и сомневаюсь, что вообще хоть как-то могли амортизировать. Такси буквально ударялось днищем о дорогу, а я думал, как бы оно не развалилось или что-то от него не отлетело в пути, и вообще меня интересовало почему-то: есть ли у машины «защита картера» или что-то вроде того?

Проехав так километров 10, мы добрались до места и вышли. Зашли в «поместье», Алекс спросил у его обитателей о том, есть ли шаман на месте и когда будет. Ответили, что вечером. Тогда мы пошли через поместье к какому-то дому (видимо, гостевому) и стали там ждать. В поместье было большое стадо коров и овец. Там же «тусила» и стая орлов (навряд ли ручных).

Перекусив манго и какао, к-е у меня были с собой, и прождав так какое-то время (часа 2-3), Алекс узнал, что шаман сейчас в другом месте, и что лучше поехать туда. Так и сделали. Сели на рикшу и поехали обратно через Кампо Верде к шаману.

На место приехали где-то около 5 вечера. Сельская местность или деревушка недалеко от главного шоссе от Пукальпы. Меня и Алекса поотдельности разместили в гостевых домиках (лоджах), обшитых антимоскитной сеткой. Из мебели было только спальное место в виде матраса с покрывалом. Все удобства (душ, туалеты) на улице, также как и у нас на дачах или загородных участках. Условия, можно сказать, были туристско-походные, но меня это не очень парило, поскольку, главное, все, что было нужно, имелось, да и сам я не за комфортом ехал, а за аяваской.

Алекс сказал, что сегодня моя первая церемония, поэтому мне надо быть готовым, настраиваться на нее, и, соответственно, ничего уже не есть. Церемония начинается в 21 час. Так, он же дал пару советов: чтобы ни происходило на церемонии со мной или с другими, лучше всего оставаться внутри церемониального дома, а не бродить по округе или не уходить в свой домик, по крайней мере, до окончания церемонии и действия аяваски; как бы ни было хреново, надо помнить, что рано или поздно действие аяваски пройдет (в худшем случае к утру), соответственно, все хреновое и плохое прекратиться тоже; и еще посоветовал запомнить расположение сортиров относительно церемониального дома, чтобы во время трипа не заблудиться и быстро все найти, если приспичит (как оказалось потом, это дельный совет, т.к. ориентироваться на местности, находясь в трипе, очень непросто – можно буквально в трех соснах заблудиться, если умудриться).
В предстоящей церемонии, помимо меня с Алексом и шамана, участвовало еще три женщины (лет за 40), вроде как бразильянки, как потом мне сказали. И это была их заключительная церемония.

Сначала думали, что сегодня не будет 2-й церемонии, т.к. выходной или пятница (канун выходных), а в выходные шаманы церемонии не проводят и отдыхают. Но незадолго до 21 часа, а именно в где-то в 19.30, узнали, что церемония сегодня состоится. Собственно, поели мы так поздно и плотно отчасти из-за вести об отсутствии церемонии. В предстоящей церемонии с нами принимали участие родственники шамана (пара мужчин), а бразильянки уехали.

Х 31.01.16г. Позавчера была вторая церемония аяваски. И это был полный и сильный трэш. Он мог произойти, возможно, по нескольким причинам или по одной из: 1. Я плотно поел за пару-тройку часов перед церемонией; 2. Я не настроился на трип и недостаточно четко сформулировал запрос на трип; 3. Помимо меня были другие люди с серьезными проблемами и запросами на трип, к-е как-то повлияли на него; 4. Либо в этот раз аяваска «испытывала» меня на прочность. Суть в том, что о предстоящей церемонии я узнал за 2 часа до ее начала, хотя утром еще была информация, что ее не будет.

В этот раз доза аяваски была несколько большей, чем предыдущая. Да и действие ее (вид трипа) было несколько иным (он сильно отличался), чем в первый раз. Этот трип условно можно разделить на две части, о содержании к-х я напишу позже. После того, как употребил ее, я лег на матрас и ждал. Состояние было сонное. Первым делом возникло ощущение концентрации энергии, движения и тепла в крестце, похожее на то, когда кундалини пробуждается (но в итоге кундалини так и не появилась). Затем сонная вялость сменилась на бодрость и повышенное внимание, возникло ощущение в лобных долях мозга и в правом глазу, будто он стал ведущим. А затем началась первая часть трипа, связанная с «кастанедианской» тематикой, так это условно можно назвать. Справой стороны головы, сзади, как будто включилась какая-то зона мозга и поток информации «полился» на меня, выдавая мне различные знания о том, кто такие люди и что такое человек, что он за существо.

Многое из этого действительно очень походило на Кастанеду: и «правостороннее» внимание, в к-м я находился; и осознанность в виде расширенного состояния сознания, в к-м я пребывал, и с к-м связывают понятие «светимости кокона»; и «точка сборки», к-я находится рядом с правой лопаткой; и безмолвие (или отсутствие языка или желания говорить и молвить), в к-м не хотелось вообще говорить и пользоваться словами, т.к. они воспринимались ненужными, поскольку все понималось и схватывалось на лету – сразу вспомнились слова Дона Хуана «я просто знаю и все, а откуда – неважно» (ну или как-то так), – к слову сказать, что-то подобное (безмолвие и приподнято-расширенное состояние ума и сознания) у меня уже было в первом опыте с ипомеей; и история о людях, как существах, к-е обрели разум и язык, и тем самым ограничили свой потенциал. Все это мне как бы рассказывалось, а я воспринимал, это шло откуда-то из глубины мозга. Например, что личности – это наши оболочки, с помощью к-х мы общаемся, проживаем свои жизни, что для нашего естества (или сущности более высшей) они не так важны и их проблемы ничтожны и ломаного гроша не стоят, поэтому нет смысла о них заботиться и переживать за них, что это просто личины. Или, что главная задача (сверхзадача?) жизни человека, как сущности, состоит не в этом, а в чем-то другом – в сосуществовании с неизвестностью?

У Кастанеды вроде дается Доном Хуаном ответ на это, т.к. я точно сейчас не помню. И вся эта информация («знание») звучала так правдиво и убедительно, что с одной стороны я был согласен, а с другой потихоньку сомневался, т.к. принять ее значило отказаться от общепринятой парадигмы и может быть даже «тронуться умом». В это время шаман пел свой икарос, и казалось, что он является проводником того «древнего» животного «знания», к-е мне рассказывалось, к-е шло из моего мозга, и к-е мы (люди) забыли или оставили из-за того, что приобрели личность. Без личности же мы – просто безымянные индивидуумы, ощущающие себя и свое «я», к-е действуют на основе инстинктов и того «безмолвного знания», вечно пребывающего в нас. На том уровне осознания границы между людьми и зверьми сливаются, и есть только разные существа, к-е в принципе могут взаимодействовать, действовать на равных и понимать друг друга.

«Выслушав» все это, я подумал, что если это так, то такое поведение человека со стороны можно было бы назвать сумасшедшим. И в принципе это так. Поэтому мне почему-то сразу расхотелось оставаться в таком удивительном состоянии и вернуться обратно к адекватности. После этого началась вторая часть трипа, к-ю можно обозвать «паранояльной». Во-первых, я боялся, что останусь в том восприятии с упрощенными понятиями об окр. среде и жизни, как у какого-то дурачка или имбецила. А, во-вторых, у меня появилось чувство опасности, что окр. люди, пребывая в подобных трипах-глюках (и будучи неадекватами), могут причинить мне вред (они-то думают у себя одно, а в действительности могут творить другое).

Причем, даже если они причинят мне вред, то и я не буду особо верно и правильно осознавать произошедшее и реагировать на него: я буду по-беспомощному и по-животному имбецильно все это наблюдать и оценивать, и ничего сделать не смогу. Плюс в голову начали лезть всякие мысли о насилии. Все это вместе пугало и наводило страх. Поэтому все оставшееся время до конца трипа я лежал и сопротивлялся этим мыслям. И так до самого утра, пока не пришла усталость и не прошло действие аяваски. После, меня отпустило и я вернулся в нормальное состояние сознания. Это действительно была параноя и паника.
Кстати, еще до кастанедианской темы была тема о том, что такое аяваска, к-я тоже излагалась мне в виде «знания». Что «аяваска» – это что-то вроде яда. Она помогает вспомнить или может дать некие знания, но в то же время она опасна, т.к. может убить (если не физически, то ментально) и погубить человека. С ее помощью люди (храбрецы) «ныряют» в неизвестное (в др. реальность?) за знаниями. Но в то же время можно в тех областях пропасть и не вернуться, не выплыть, поскольку смельчаки каждый раз заныривают все глубже и глубже, т.е. стремятся это сделать.

И еще по панической части трипа: приходили мысли, что до добра аяваска может не довести, и что лучше бы с этим прекратить и дать по съебам со всеми вещами из Перу и из этого места и, чем быстрее, тем лучше, пока не подпал под чье-нибудь влияние, подобно тем людям, к-е подпадают под влияние всяких гуру и начинают их боготворить и беспрекословно слушаться, воспринимая все за чистую монету.
По телесной части трипа: как мне показалось, температура тела (головы, области сердца) была высокой и разогретой, я чуть ли не перегревался, обильно потел (майка на груди, спина). Три раза ходил по-маленькому, когда было совсем не в моготу. И из-за этого обезвоживания и такой работы организма (в этом режиме) хотелось пить воду, чтобы восполнить потерю жидкости. Также было средненькое ощущение тепла на макушке головы (по крайней мере, в первой части трипа), где традиционно располагают сахасрара-чакру.
Вот, собственно, и все по трипу.

На следующий день я отходил от испытанного и пытался переварить. Сегодня же какое-то ровно-спокойное, безразлично-стоическое и сосредоточенное настроение, серьезное, без внутренней нервозности и сомнений. Вроде, это хорошо. И еще: время в трипе долго тянулось, как мне казалось, раза в 2-3 дольше, чем на самом деле. В общем, заядлым кастанедианцам 1-я часть трипа бы понравилась. Еще, мне кажется, что она была чем-то похожа на опыт М. Харнера, когда он «повстречал» в трипе драконоподобных существ. Х

30 января. Проснулся также как и вчера. Но весь день отлеживался и приходил в себя. Дали поесть риса с яичницей, но на нее я был не настроен, поэтому съел только рис. Вечером съездили снова в торговый центр, чтобы поужинать. Потом вернулись обратно. Т.к. курить очень хотелось, а свою электронку я оставил дома, то попробовал местного табачку в самокрутках – мапачо. Хоть он и крепкий, но не такой противный на вкус, как промышленные сигареты (их я на дух не переношу, и ни при каких курить не собирался). В принципе, более-менее собраться после церемонии мапачо помогает.

31 января. С самого утра стояла сильная жара. День был полностью свободен и его надо было как-то занять. Поэтому решили снова съездить к перуанцу на плантацию. После предыдущей церемонии мне было все равно что и как. Поэтому поехали к нему. Там, переплывая реку на лодке без перуанца, чуть не опрокинулись и не замочили телефоны с документами. Но все обошлось. Погуляли по плантации какое-то время и направились обратно. Учитывая опыт с лодкой, решили, что каждый будет грести и, что я буду помогать, чтобы уравновешивать качку. Вместо весел у нас были длинные палки (или жерди), к-ми мы гребли и отталкивались местами от дна. Переправились обратно быстрее и менее рискованно, чем до этого. Затем, искупнувшись в реке после жаркого дня, отправились обратно в дом перуанца. Там поужинали, побеседовали с хозяином дома на всякие темы, в т.ч. и об аяваске, и пошли спать. Перуанец дал один совет об аяваске: что лучше перед ее приемом и во время трипа формировать и повторять запрос на что-то, иначе трип будет менее эффективным и целенаправленным. Этот совет мы приняли к сведению. Ночью, ближе к 0 часам, начался ливень с громом и молниями, к-й разбудил. Такого ливня я еще никогда в жизни не видел! Просто мощная и громкая стена дождя. Шел он всю ночь. Но, несмотря на это, все равно все уснули.

1 февраля. Сегодня должна быть 3-я церемония. От 2-й я вроде как морально отошел, поэтому особых опасений не было, тем более, что теперь на собственном опыте я знал к чему в принципе надо быть готовым при употреблении аяваски. Проснулись утром, поели и поехали обратно к шаману в селение. Приехали днем. На удивление дороги не размыло ливнем, поэтому, видимо, его у них не было. И до вечера готовились к предстоящей церемонии. В ней принимало участие уже только трое: я, Алекс и шаман.

Х 02.02.16г. Вчера была третья церемония аяваски. Это был просто «Пиздец!» (как в плохом, так и в хорошем смысле), – так коротко ее можно обозвать и обозначить. Она была почти непохожа на две предыдущие. Можно сказать, что она прошла по всем правилам и так, как надо (или как надлежит быть: сначала спуск в негатив до определенной точки, к-ю условно можно обозвать «дном», а потом подъем или трамплин в позитив). Она была очень драматичной, но на удивление короткой (быстрой), порядка 4-х часов, и закончилась уже к 1.07. Тогда как вторая тянулась до самого утра – до 5-6 часов утра. Окончания второй, например, я ждал долго: петухи пропевали 4 раза (первый раз в 2 ночи, а затем каждый час-полтора в последующем), и этого пения я ждал как спасительного сигнала (подобно тому, как это происходит в русских народных сказках или в «Вий» Гоголя).

В день церемонии утром поели, и в дальнейшем пищу не принимали. Далее, с 18.30 и до начала церемонии я сформулировал и концентрировался на запросе. Сначала он был связан с деньгами, но потом, подумав, что с этим я и сам разберусь, решил изменить его на душевное состояние, ведь я за этим в Перу приехал. Поэтому запрос стал на очищение и исцеление. Перед церемонией дополнительно несколько раз послушал музыку для соотв. настроя: «Age of Innocence» группы «Audiomachine».

Доза аяваски была в этот раз такой же, как и на второй церемонии (сначала были мысли о том, чтобы снизить до дозы как в первой церемонии, но потом отказался от этой идеи). Кстати, вкус у нее похож на крепкий отвар коры дуба с небольшим добавлением черного кофе – неприятный, но не отвратительный. Пил ее, как и в предыдущие разы, залпом, как водку или любой другой крепкий алкогольный напиток.
Теперь непосредственно к трипу. Делился он снова на две части с небольшим прологом.

После принятия аяваски, лег на матрас и повторял в уме свой запрос. Ничего не происходило. В этот раз сонность не сменилась на бодрость и пробужденность. Поэтому перевернулся на бок и приготовился заснуть. Устроился очень удобно, поэтому спустя какое-то время появились видения традиционного аявасочного характера (фрактально-земляные или природные темы), и мне представилось, будто меня убаюкивают и лелеют, как молодой и неокрепший организм, почти эмбрион. Появилось тепло в спине и ощущение присутствия чего-то рядом, хотя я был один. Как мне не хотелось, но видение я прервал, отлучившись по-маленькому, ибо было не в моготу. Когда вернулся на место, трип изменился. Так закончился пролог, и началась его первая часть.

В этой части была жесть. Постепенно мне становилось жарко, и я начал снимать рубашку и термобелье, оставшись в одной майке. Это странно. Потому, что перед началом церемонии погода была прохладной, поэтому я и решил утеплиться одеждой. Параллельно с нарастанием жары мое сознание началось «разбираться» на кусочки и фрагменты, появилось беспокойство. Я был в каком-то трипе, к-й затем превратился в пыточную. В сознание начал просачиваться какой-то бред в виде мыслей и рефлексии моего состояния. Я был дезориентирован в ситуации и даже в своей личности, но сохранял некоторую ориентацию в пространстве и окр. обстановке. Единственными якорями, помогавшими не заблудиться во всем этом, были мое тело (как константа), к-е я периодически проверял, ощупывая, на месте ли (), и мой язык (моя речь), к-м я себя подбадривал и успокаивал, периодически произнося «все хорошо», «все нормально». Страха панического, как такового не было, но было сильное беспокойство и чувство беспомощности.

Я помнил себя и ощущал достаточно взросло (с точки зрения багажа знаний и понимания окр. мира), тогда как, например, во второй церемонии (во 2-й части) я ощущал себя маленьким дурачком и имбецилом, к-й не особо понимает окр. обстановку и суть происходящего. Ближе к апогею мои мысли метались в голове очень быстро и перескакивали одна на другую и одна за другой. Были они и о трипе, и обо мне, о моих родных и близких, к-х я могу огорчить своими поступками, и о том, что будет дальше и как могут развернуться события такого трипа, о моих знаниях, и о том, что мне надо делать, чтобы преодолеть это состояние (испытание), и о нелепости всего происходящего со мной со стороны (объективно), и о том, что я ответственен за свой выбор и глупый поступок, эксперимент, что винить в этом некого, и все последствия этого я принимаю на себя. В общем, полная жесть.

В этой части трипа я ощущал себя (т.к. телесно было дурно, жарко, лихорадило, в общем, плохо, да и ментально я был как бы разобран), особенно ближе к апогею, как какая-то жаба, лежащая в пустыне под палящим солнцем, к-ю изощренно пытают, медленно поджаривая, и на к-ю еще и смотрят (кто – неизвестно, но давление было похожим на то, что производил «глаз» Саурона из «Властелина колец», если можно так сказать) под увеличительным стеклом, проверяя как я там, не спекся ли еще (или как уж на сковородке), – собственно, такая аллегория тут же превратилась в видение (визуальные образы), к-е тоже продолжалось и развивалось. Было ощущение, что мой мозг тоже потихоньку печется. Мой ум как будто распадался и разбирался на части и кусочки мозаики, ки выстраивания различных мыслей и концепций, мысли не натыкались на какой-то предел или горизонт (ограничение, потолок), поэтому их можно было продумать, обозреть и охватить «от» и «до». Это удивило. Затем поток различных мыслей, беспокоивших меня, благодаря этому, начал находить свои ответы и решения. Каждый гештальт там имел свое завершение, каждое внутреннее сомнение имело свое разрешение, а каждый вопрос – ответ. Причем происходило это все органично и на автомате, без каких-либо усилий и потугов с моей стороны.

В этом пространстве ощущалось доверие и благожелательность ко мне и мое к себе. То, что меня беспокоило, в т.ч. и какие-то экзистенциальные вопросы, наконец, принесло мне внутреннее понимание и принятие. Было очень классно! Вдобавок там меня (точнее мой организм и мое внутреннее устройство) как бы немного подлатали, подремонтировали и поднастроили, – визуально это выглядело как возятся в каком-то механизме или строении, что-то налаживают. Типа, как аяваска пробудила мое бессознательное (один из контролирующих отделов) и оно принялось за работу, а я смотрел и наблюдал. В конце концов, все стихло и трип закончился. Спать не хотелось и истощенности как таковой не чувствовалось, наоборот, я был бодр и свеж. Хотя был еще только час ночи. А по спине от крестца до груди чувствовался приятный горячий столб тепла, – видимо, кундалини все-таки «проснулась».

В этот раз, видимо, трип у всех кончился быстро и прошел хорошо. Кстати, начиная с апогея и до конца трипа, я обращал внимание на сигналы тела, а именно на пищеварение: на то, какие процессы там идут и как переваривается аяваска, как работают внутренние органы. Я их интуитивно понимал (зачем и для чего они), и каждый сигнал органов придавал мне какой-то уверенности и убежденности, что все идет правильно.
Настроение после трипа было приподнятое, поэтому перед тем, как пойти спать, я закурил мапачо и долго смотрел на звездное небо и окружающую ночь, исполненную тишиной и спокойствием, пока не докурил. Ощущения были непередаваемыми. А после я пошел спать, послушав несколько раз трек «Age of Innocence» группы «Audiomachine».

Судя по всему, икарос в аявасочной церемонии – это упайя (искусное средство), к-е имеет несколько назначений или функций. Одна из функций – это раскачка психики в трипе для нагнетания состояния, как было в первой части этой церемонии. А вторая – функция якорения (спасательного круга), когда в трипе внимание цепляется за песню, как за спасительную и путеводную нить, не дающую полностью уйти в трип и потерять связь с реальностью. И третья – медиаторная функция, когда икарос «созвучна» (на одной волне) трипу, являясь частью его, и таким образом направляя и способствуя ему, поддерживая его, как например это было у меня во второй церемонии в отрывке про «древнее знание». Может там есть еще какие-либо функции…

Думаю, в этой церемонии, как в 1-й, так и во 2-й частях, мне показали, как оно все работает изнутри (и организм, и ум, и психика), как все устроено, – что, наверное, как-то запомнилось и отразилось на моем интуитивном уровне и понимании. Я как бы наблюдал всю махину нашего (своего) человеческого устройства изнутри. И одно дело, когда тебе говорят об этом со стороны, другие люди, даже если это прописные истины, а другое дело, когда ты сталкиваешься с этим сам, непосредственно, на своем (эмпирическом) опыте и понимаешь это, и принимаешь это.
Это было круто!

Сейчас состояние бодрое, ровное, спокойное и собранное, как будто часть моих различных сомнений улетучилась и больше на меня не воздействует (надо мной не властна). Все четко и правильно.
Еще, кстати, уже днем обратил внимание: почему в 1-й части возник образ именно лягушки? С пустыней все было понятно – потому что мне было очень жарко. А вот лягушка почему? Ответ прост: ночью квакали лягушки, т.к. церемониальный дом стоит рядом с небольшим болотцем, в к-м как раз и обитали эти земноводные. Очень было похоже на то, что первые две мои церемонии были чем-то вроде подготовки организма (и мозга, ума) и настройки на аяваску. Х

2 февраля. Проснулся утром. Снова поехали в Пукальпу. Поели в каком-то другом торговом центре. Еда была диетической, но овощной салат был заправлен каким-то соусом. Какое-то время спустя у меня заболела средне голова, и я подумал, не из-за нарушения ли это диеты (тот дурацкий соус или хлеб (дрожжевое изделие), к-й мне так захотелось поесть, можно сказать вкусить). Болела она до вечера, и к счастью перед церемонией (и во время) уже прошла. Как я думаю, в данном случае, это была не реакция на пищу, а просто что-то типа «отходняка», как у алкоголя похмелье, поскольку после 4-й церемонии днем и до вечера у меня была такая же проблема, хотя диета была полностью соблюдена.

Во второй половине дня вернулись в селение. А вечером была 4-я, заключительная, церемония аяваски. В ней участвовал только я и шаман. Незадолго до церемонии, зайдя в уборную, натолкнулся на здорового мохнатого паука, размером с мою ладонь. Немного удивился такой его наглости. Но, поскольку он сидел смирно и не двигался, то я не придал ему особого значения – боязни пауков у меня нет. Жалею, что так его и не сфоткал.

Х 04.02.16г. Позавчера была 4-я церемония аяваски. Прошла она очень хорошо. Перед началом не знал, что от нее ждать: будет ли она такой же, как 3-я по накалу, или же иной – полегче, т.к. основная жесть уже была. Оказалось, что второй вариант.

С 18.30 и до 21.00 думал и концентрировался над темой запроса. В итоге выбрал тему «отношений».Эта церемония, как и предыдущие, делилась на 2 части. Первая часть длилась от начала церемонии и до 1.40 примерно. А вторая – с 1.40 до 5.00, т.к. в 5 часов я лег спать.

После того, как выпил аяваску, лежал и ждал. Трип начался с телесных ощущений (тепла в спине) и с «переключения» ведущего глаза на правый. 1-я часть трипа была похожа на «обучение». В голове были видения и образы о том, как меня обучает какой-то источник (родовой, видовой?) и объясняет информацию. Было похоже на то, что мне, как какой-то особи (индивиду) из отряда млекопитающих животных объясняют правила и особенности межособевого взаимодействия и дают наставления на этот счет. Визуальный образ особи напоминал то ли волка, то ли ящера, – что-то такое; а может что-то среднее между ними. А информация давалась в виде картинок (более-менее статичных) и комментариев к ним. Картинки были гравюрного типа на современный ньюэйджевский (друидский?) манер. Соответственно, информация была посвящена, скорее, особенностям видового и инстинктивного (до-разумного) поведения. По спине в это время перемещалось из области в область тепло, также оно ощущалось в самом позвоночнике (от крестца и до начала шейного отдела, что для меня было впервые), – видимо, снова кундалини пробуждалась. Несмотря на все это, самочувствие было тяжеловатым и присутствовала некоторая дезориентация в пространстве. Вот, собственно, суть первой части.

2-я часть началась после того, как я более-менее оклемался (отошел), а трип закончился, – и, в принципе, ее можно назвать «катарсической». Тогда я уже мог адекватно оценивать обстановку и ориентироваться в ней. Я покинул место, где проходила церемония, и направился к своему дому. Рядом с ним я закурил мапачо (как сделал это в 3-й церемонии), чтобы снова полюбоваться на звезды, но тут на меня накатили некоторые переживания, мысли и воспоминания из прошлого, и какое-то чувство одиночества. А поскольку под конец 1-й части меня вынесло снова в «пространство ответов» (к-е я ранее уже описывал), то вопросы и мысли решались достаточно легко. В этот момент, переживая что-то из своего прошлого (из детства), я был одновременно тем, кого утешали, и тем, кто утешал – это было так круто (собственно, примерно такого действия или эффекта (близкого к психодраме) от аяваски я, прежде всего, и ждал, предполагал, когда решил ее попробовать)! Воспоминаний по количеству было немного, но они были из того разряда, до к-х очень сложно добраться, если использовать практики в обычном состоянии сознания. Не знаю, по крайней мере, у меня не получалось. Курил мапачо, находясь в таком состоянии «перепроживания» воспоминаний, я примерно минут 30 – с 1.42 до 2.14. Меня поразило, что сигарета с мапачо так долго горела и я ее так долго тянул, – обычно 5-10 минут это максимум, а тут…

Докурив, и более-менее придя в себя, пошел прилечь. Хотелось чего-то простого, поэтому включил на телефоне что-то мелодичное и созвучное своему состоянию (песню С. Бабкина «Забери»), и слушал так ее до 3.26. Все это время под крышей моего лоджа или на ней кто-то шебуршал и ерзал, как будто нарочно, – то ли птица какая ночная, то ли летучая мышь, но точно что-то крупное (ящерица или паук так не мог бы делать, двигаться), и это несколько раздражало и отвлекало. Потом врубил песню группы Секрет «Сердце на твоем берегу», и крутил ее так до 3.59. Через небольшое время после того, как ее начал слушать, посторонний шорох у крыши наконец пропал. Не знаю, синхрония ли это была или что? Потом до 4.24 песню «Моя любовь на 5-м этаже» , и до 5.03 Queen «Somebody to love». А уже после, наконец, заснул, проспав до 9 утра. В общем, эта часть трипа мне особенно понравилась! Да и в целом, этот трип был очень классным!
Короче, мапачо – вещь! Помогает поскорее собрать себя после аявасочного трипа. Х

3 февраля. Проснулся в 9.08. Собрал вещи к 10 часам, привел себя в порядок. На прощание сфоткались с шаманом и некоторыми из его семьи. Я поблагодарил шамана, Дионисио, за церемонии, особенно за 4-ю, и затем с Алексом поехали в Пукальпу брать билеты на автобус обратно в Лиму.

 

Форма связи